2 сентября исполнилось 75 лет со дня окончания Второй мировой войны. В этот день в 1945 году Япония подписала Акт о безоговорочной капитуляции.

…Немного мне было тогда лет отроду, но приход этого человека в наш дом помнится как сейчас. За окном мелькнула чья-то фигура – на пороге появился невысокий мужчина в военной форме, с усами, а в руках держал какой-то сверток. Нечасто к нам приходили люди – боялись летающих шершней в сенях, а этот зашел смело. Поздоровавшись со всеми, он поднял меня к потолку и поцеловал. Пахло от него табаком, запомнилась и жесткая щетина усов. Сильные руки поставили меня на пол, мужчина вручил мне подарок – темно-зеленые галифе.                                                                        

– Носи, сынок, – сказал солдат, – я твой крестный.

Убежали мы с братом в другую комнату рассматривать необычный подарок. Это были галифе военного образца, причем японские. Конечно, я их примерил, они были большие, и взрослые при моем появлении так и залились смехом. Брюки мой крестный привез с войны с Японией.

Многие мужчины из нашей д. Пешки участвовали в войне с гитлеровской Германией. Девять жителей не вернулись в свои семьи, погибли на фронтах Великой Отечественной войны. Четырнадцать земляков были расстреляны у стен картузианского монастыря в Березе. Успешный разгром фашистской Германии в мае 1945 года затмил войну с Японией из-за того, что война с ней продолжалась менее месяца. Принял участие в ней и один из жителей нашей деревни. В селах было принято наделять отдельных людей вторыми именами, и сразу было ясно, о ком идет речь. У нас были Пилиповы, Лукьяновы, Максымовы, Лавочниковы, Комбелевы, Гузиковы, Куделины, Ганджиборовы, Зынувковы, Карабаны, Шмыды, Варчины. А этого невысокого сельчанина в обиходе называли ласкательно Пашка. Похоже, получил его Павел Филиппович Косевич из-за невысокого роста и дружелюбного характера. Он ни с кем не ругался, а его жену, тоже невысокую, называли Дунькой.

Пришлось пережить этому человеку все те испытания, которые выпали на долю и его односельчанам. Это и уход в беженцы в Первую мировую войну, и жизнь при панской Польше, в армии которой два года отслужил Косевич, и страшные дни немецкой оккупации. Деревня наша была сожжена фашистами, а лес спас тогда многих сельчан. 16 июля 1944 года пришло освобождение, и Красная Армия погнала фашистов на запад. Стала налаживаться мирная жизнь, застучали топоры, началось строительство домов.

Надписи.png

Многих сельчан призвали в действующую армию. Получил повестку и Павел Филиппович. Вот как он об этом вспоминал:

– В Березе на призывном пункте нас разделили на тех, кто служил в польской армии, и тех, кто не служил. Несколько напутственных слов прозвучало от военкома, и пешим порядком отправились мы на железнодорожную станцию Блудень. Погрузка в обычные товарные вагоны, свисток паровоза, грохот сцепок, и эшелон направился не на Запад, а на Восток, чему мы очень удивились: нас везут не на фронт, а в тыл. С земляками устроили перекур и начали устраиваться на нарах на ночлег, подложив под голову небогатые пожитки. Вскоре эшелон прибыл на сборный пункт. Баня для некоторых полешуков, мывшихся дома в корытах, была необычной. Возгласы, шум, гам, и вот после помывки выдали военную форму.

Второй день начался с пробежки и физзарядки, для многих это было в новинку, в деревне зарядкой служила утренняя косьба на лугу или болоте, пахота в поле, другой тяжелый крестьянский труд. Ранние подъемы, строевая подготовка, изучение оружия и саперного вооружения заполнили дни в отдельном запасном саперном батальоне. С волнением слушали мы политинформации, с нетерпением ожидали слов о том, что проклятой и страшной войне конец. Особенно запомнились работы по разминированию, наведению мостов, устройству землянок, блиндажей, рытью окопов. Даже для крестьян, у которых были навыки земляных и строительных работ, они были изнурительными, ведь на дворе стояла зима. Основные инструменты – кирка, лопата, пила, топор. Командиры, бывшие фронтовики, присматривались к солдатам, выделяя тех, кто что-то умел. Запомнилась присяга в марте 1945 года, которую наш взвод принимал с одной винтовкой, передавая ее друг другу. Радости не было предела, когда услышали весть о победе и капитуляции германской армии. Значит, скоро домой, будет демобилизация. В начале июня 1945 года были отправлены на Запад в отдельную инженерно-саперную бригаду. При движении встречались сожженные деревни, разрушенные вокзалы, у железной дороги лежали разбитые паровозы и вагоны. К середине месяца прибыли на одну из станций в Венгрии, жили в вагонах.

Вскоре нас снова погрузили в вагоны, и эшелон направился на Восток. На вопросы солдат, куда везут, политработники и командиры ответа не давали. Более грамотные солдаты высказывали мнение, что поедем воевать с Турцией. Прошли Волгу, и двинулись дальше на Восток. Солдаты радовались: едем домой, только почему таким кружным путем? К середине июля прибыли на Дальний Восток. Строили помещения, устанавливали палатки для размещения войск, устраивали командные пункты, рыли окопы и блиндажи, продолжали учиться саперному делу. О начале войны с Японией нам сообщили при построении. Это было в начале августа, лил сильный дождь, небо на южной стороне озарялось вспышками разрывов снарядов. Вскоре и наша бригада двинулась по понтонам, наведенным на реке. В один из дней несколько десятков саперов посадили на танки, растянувшиеся колонной по дороге. Было разъяснено, что надо внимательно рассматривать полосу у дороги, вдоль которой раскинулись поля. На обочине стояли три горящих танка, у которых были сорваны гусеницы, возле них копошились танкисты. Эти боевые машины были подорваны японскими солдатами, устраивающими засады у дороги в окопах, укрытых травой. Несколько раз открывался огонь по таким местам. После проверки там находили уничтоженных японских солдат. Много разных хитростей применяли японцы, препятствуя движению колонн. Через несколько дней наступления небольшая группа солдат из нашей саперной бригады была оставлена для охраны складов с военным имуществом японской армии. Вскоре объявили о победе над Японией.

В это время появилась возможность побывать в домах местных жителей – китайцев. Это были халупы из соломы и глины, с небольшим очагом и посудой, а в углу висел серп, стояли мотыга и небольшой топор с длинной рукояткой. Китайцы низко кланялись, держа в руках широкополые шляпы, сплетенные из какой-то травы. Одежда была у них черного цвета, а рубашки имели небольшие разрезы по бокам.  

В один из дней мне с напарником удалось взять в плен группу из десяти японских солдат во главе с офицером. Оружия у них не было, только офицер был с саблей. Часто к нам стали обращаться китайские жители, и командование разрешило выдавать им разные материалы, гражданскую одежду, находящуюся на складах. На одном из построений в октябре 1945 года нам объявили о скорой демобилизации. Служба по охране складов продолжалась еще какое-то время, но вскоре появились тыловые войска, которые взяли под охрану склады.

Фото с женой.png

Павел Филиппович Косевич с женой Евдокией

В конце октября выдали убывающим домой солдатам новую военную форму, сухой паек и отправили на автомашинах на одну из железнодорожных станций, где формировались эшелоны для отправки на родину. Домой добирался почти целый месяц. По прибытии пришлось включаться в устройство своего быта с женой Евдокией, строить новый дом, и опыт саперного дела в этом помог.

Не совершил Павел Филиппович значимого боевого подвига, много было таких солдат, но своим умением и службой приближали они победу над врагами нашей родины.

Выражаю благодарность Валентине Прокурат, Елене Ничипорович, Василию Косевичу – близким Павла Филипповича Косевича, участника боевых действий на Дальнем Востоке, награжденного медалью «За Победу над Японией» и юбилейной медалью «Двадцать лет Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», сохранившим в памяти его рассказы о пережитом.

Александр ШИМАНСКИЙ, г. Пинск

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: