Международный обзор недели с Вадимом Елфимовым — BEREZA.BY

Разливают в Молдавии, пьют в Румынии

Интересный факт – в Румынии нет хороших вин. В соседних странах – Болгарии и Венгрии – сколько угодно, а в Румынии нет. Шикарный виноград там растет, но в основном столовых сортов.

Виноваты в том не румыны. Исторический факт – в 1880 году большинство виноградников Румынии, как, впрочем, и всей Европы, были уничтожены вредителями «филлоксерами», которые попали на материк из Северной Америки. Была ли то диверсия американцев, проталкивающих вина Калифорнии, или нет, неизвестно. А известно другое: Европа с тех пор восстановила свое виноделие, в основном за счет новых французских сортов, а Румыния – нет.

У соседней Молдавии почти схожая история. Только роль «филлоксер» там исполнило 300-летнее Османско-турецкое иго, поскольку виноделие запрещено было мусульманским законом. «Солнечный напиток» в солнечной Молдавии возродила Советская власть, а с 1950-х годов молдавские вина уже одни из лучших в мире. Мало того, были сформированы и прежде невиданные молдавские коньяки, отличающиеся особой мягкостью, словно повторяющей ласковый бессарабский климат. Коньяки настолько хорошие, что вызвали ревность у самих коньячных «законодателей» – французов. И как только Молдавия стала независимой Молдовой и подписала «ассоциацию с ЕС», Брюссель законом запретил производить здесь коньяки. Естественно, по требованию Парижа.

Молдаванам пришлось выкручиваться, и теперь они торгуют, якобы, не коньяком, а «дивином». Причем, только на  территории СНГ. «Дивин» – это не нечто дивное, а всего лишь сокращение от «дистиллят винный».

Очевидно, на этом техническом фокусе молдавская хитрость и закончилась. Не сумели они поднять экономику, обрести настоящую самостоятельность. Да и разве могли они это сделать? Промышленность и сельское хозяйство без советских рынков сбыта упали, как старый плетень в овраг с лопухами. Остались в распоряжении лишь цыганская сноровка «купи-продай» да голые трудовые руки. Те, кто мог и хотел трудиться, все выехали в ту же Россию, кто купи-продай – в Европу. На первых держатся пророссийские настроения, на вторых прозападные.

А что же те, которые остались на родине? Тех меньшинство, но их до сих пор шатает то к России, то к ЕС. В зависимости от того, у кого где родственники.

Отсюда и появились пораженческие настроения. Особенно у части интеллигенции, которая размышляет так: «Забрал бы нас кто-то к себе, желательно в ЕС. А если в ЕС сразу нельзя, то тогда в Румынию… Тем более, там многие не против».

Вот так и получается, что иное вино разливают в Молдове, а пьянеют в Румынии.

Не болит голова, и все тут?

Всем известны последствия чрезмерного опьянения.

У румын, которым еще нет надобности брать на довольствие поиздержавшуюся молдавскую экономику, пока все хорошо, и голова у них не болит. Опять же – пока. Я исколесил всю Румынию вдоль и поперек и не раз видел нацарапанный местными «патриотами» лозунг: «Молдавия принадлежит Румынии!». Так две беднейшие страны Европы поддерживают себя в тонусе. Но что будет в реальности, если мечты «юнионистов» осуществятся?

Вот тогда-то и начнется румынское похмелье от молдавских сладких вин!

В Молдове есть партия, которая на все сто процентов хочет использовать момент «до похмелья». И возглавляет эту партию воспитанница дедушки Сороса Майя Санду, которая на этой неделе стала президентом Молдовы.

Стала демократическим путем, через выборы. Но гарантирует ли это молдаванам успех? Или хотя бы спокойствие? Демократия – это не страховой полис, тем более за столь мизерный взнос, как ваш единственный голос. От демократии, обычно, выигрывают те, кто вкладывал в нее миллионы евро или долларов. А тем, у кого нет столько денег и кто просто голосует, нужно шевелить не купюрами, а мозгами. 

И думать! Предположим, Санду осуществит свою мечту и присоединит Молдову к Румынии. Санду и несколько человек из ее команды получит за это определенные дивиденды и от Бухареста, и, главное, от Брюсселя. А еще главнее – от Вашингтона. А потом еще и от Сороса. Так что Майе Григорьевне есть за что бороться.

А что получит простой молдаванин? Ему разрешат разливать «коньяк-дивин» и продавать в Европе? А знаменитые молдавские вина – в Румынии, в которой уже производят 600 тысяч тонн в год никому не нужных местных вин?

 Или молдаванин повезет свои яблоки, груши и абрикосы в Болгарию, Грецию, Испанию или Турцию? Там они очень нужны? А добродушный и бескорыстный  румынский крестьянин пропустит его через свои дороги?!

Думайте сами, решайте сами

И если проголосовавшие за Санду 50 с чем-то процентов избирателей еще не подумали над экономическими последствиями ее программы, то, может, стоит им подумать над более очевидными в ней пунктами, носящими явно политический оттенок?

Вот они…

Героизация румынского диктатора времен Второй мировой и военного преступника Антонеску, представление его как историческую личность. Придание официального национального статуса румынскому языку вместо молдавского. Запрет русского языка. В случае референдума за объединение с Румынией будет голосовать «за». Считает день освобождения Молдовы от фашизма (24 августа) днём скорби.  Для неё 9 мая не повод для гордости. Поддержку исторического наследия – мемориалов и памятников Великой Отечественной – считает «пустой тратой средств». Будучи министром образования, уже исключила русский из обязательной школьной программы. Выступает за скорейшее подписание Стамбульской конвенции, что является первым шагом к легализации трансгендеров и операциям по смене пола, в том числе у детей. Поддерживает ЛГБТ-сообщества, членом которого является. Ратует за лишение права голоса жителей Приднестровья и молдаван, проживающих в России, но диаспора из ЕС, США и Канады может принять участие в выборах. Требует неукоснительного соблюдения Молдовой рекомендаций МВФ и Всемирного банка, где работала консультантом.

И так далее, и тому подобное.

Что хорошо, то пока хорошо

Слава Богу, при таких воззрениях полномочий у Майи Санду будет явно недостаточно, чтобы осуществить свои наполеоновские планы. Как говорится, бодливой корове Бог рог не дает. Ведь президент в Молдове – должность декоративная. И откровенно слабая. Потому и претендует на нее, кто угодно.

В общем, человек соответствует масштабу места.

И это повод размышлять и нам, а стоит ли в пылу реформ круто ограничивать  в Беларуси президентские полномочия? Как бы тогда парламентская республика не аукнулась и нам подобным же молдавскому позором!

Нет, сильная президентская республика нас не раз выручала, выручит и в будущем. Просто нужно соблюдать не только баланс ветвей, но, главное, баланс между сильной президентской должностью и величиной той фигуры, которая ее занимает. При такой фигуре и парламент расцветет, и правительство. Надо только продумать перераспределение полномочий.

Думается, в Беларуси должны быть сильные президентские полномочия, ведь мы не хотим на этом посту видеть слабую личность. Реформу Конституции нельзя подменять ее перетряской, иначе затрясет всю страну. Нужна точная наладка и только. Чтобы локомотив государства, как и прежде, двигался без сбоев.

Макрон не может спать спокойно

Реформаторский зуд явно не оставляет в покое французского президента. Эммануэль Макрон подверг критике даже Совет Безопасности ООН, заявив, что сей авторитетный орган не вырабатывает полезные решения. Как будто сам Макрон их вырабатывает!

Тем не менее, Эммануэль заявил, что одной из задач СБ ООН является «укрепление и формирование сильной в политическом отношении Европы». Это, конечно, новация, особенно с точки зрения Устава ООН, где ничего такого в прямую не говорится. Однако Устава Макрон не читал, и тем как бы определил полет своей фантазии. 

«Если мы хотим, чтобы было налажено сотрудничество, сбалансированные полюса должны иметь возможность придавать форму этому сотрудничеству вокруг новой многосторонности, то есть диалога между разными державами, необходимого для совместных решений. Это влечет за собой констатацию того, что рамки многостороннего сотрудничества сегодня ослаблены, поскольку блокируются: вынужден признать, что Совет Безопасности сегодня не предлагает полезные решения», – заявил французский лидер изданию Grand Continent.

Довольно путанно излагает, но вот про блокирование сотрудничества это он сильно сказал! Только про одно забыл Макрон. Входя в руководство  той самой Объединенной Европы, он сам весьма активно вводит всевозможные европейские санкции, как раз блокирующие сотрудничество. И еще хочется напомнить месье Макрону: единственный орган, который имеет право вводить санкции, это как раз Совбез ООН, и вот он-то никаких санкций против Беларуси ни разу не вводил. И если недовольство Макрона по поводу Совбеза вызвано именно этим, то нас, наоборот, весьма удовлетворяет, что есть хоть один международный институт, где неразумность и агрессия одних может быть сбалансирована мудростью других…

Вадим ЕЛФИМОВ, политолог, г. Минск,  специально для «Маяка»

Поделиться