«Необходимо как воздух». Интервью с художником из Березы — BEREZA.BY

Дмитрий Кузьмич – молодой художник, которого вы могли встретить на улицах райцентра. Мы пообщались с живописцем и узнали, как создаются этюды и чем интересны пленэры в Березе.

– Дмитрий, расскажите немного о себе. Почему выбрали именно изобразительное искусство?

– Я родом из Березы, окончил СШ №3 и поступил в Витебский государственный технический колледж на архитектора. Прожил в Витебске десять лет, и два года назад вернулся в Березу. Сейчас заочно учусь на художественно-­графическом факультете Витебского государственного университета им. П.М. Машерова.

Желание рисовать появилось еще в детстве, родители это заметили и в третьем классе отвели меня в изостудию Березовского ЦВР. Вопрос заниматься искусством или нет никогда не возникал, потому что для меня это как дышать воздухом – просто надо, и все.

– В какой технике вы работаете?

– В основном это реалистическая живопись. Особое предпочтение отдаю пейзажу и портрету, но портретов сейчас немного, потому что нет собственной студии.

Также нравится старая архитектура, спроектированная по классическим канонам. Она несет в себе гармонию и самодостаточность, а человек испытывает чувство удовлетворения от пребывания в таком месте, как от просмотра картин классического образца или прослушивания симфонического оркестра. В современной архитектуре не часто такое встретишь.

– Расскажите, как вы создаете этюды?

– Когда иду по городу, обращаю внимание на то, что кажется интересным. Со временем накапливаются мотивы, которые учитываю в будущем, собираясь на пленэр. Этюд – это впечатление, автор в творческом процессе создает новый образ, вносит изменения, которые отличаются от действительности, чтобы достигнуть лучшего результата.

Но работа над этюдом не заканчивается в тот момент, когда ты положил кисточку. Этот процесс может продолжаться долгие годы. Любая работа должна «пожить» в мастерской. Сразу впечатление одно, но со временем оно меняется. Чаще так и бывает: принесешь домой этюд, полежит какое­-то время и замечаешь, что получилось неудачно. Тогда начинаешь дорабатывать, а иногда и уничтожаешь совсем.

– Что является источником вашего вдохновения?

– Нахожу его повсюду, черпаю из разных сфер: литература, кино, окружение, общение с людьми. Когда настроения нет, понимаю что засиделся дома, все серо и скучно, собираюсь и выхожу на пленэр. И в процессе работы уже «оттаиваю», когда что-то начинает получаться, хочется работать еще больше. Поэтому вдохновение нахожу и в самом творчестве.

– В основе ваших работ лежат реалистичные сюжеты, интересно, а как вы относитесь к абстракционизму?

– Сугубо моя точка зрения: это не имеет такого значения, которое ему сейчас придают. Во многих картинах есть смысл, не скажу, что абстракционизм – это плохо, но все должно быть уместно. Есть художники, которые занимаются этим осознанно. Один из самых известных представителей сюрреализма Сальвадор Дали говорил: «Для начала научитесь рисовать и писать, как старые мастера, а уж потом действуйте по своему усмотрению – и вас будут уважать». Но мы можем встретить людей, которые еще во время учебы уходят в абстракционизм и бросаются словами: «я художник, я так вижу». За этим оправданием часто скрывается лень, нежелание расширять свои знания и совершенствовать навыки. Я еще в процессе учебы и продолжаю свой жизненный поиск, поэтому сам себя художником назвать не могу.

– Несмотря на развитие современных технологий фотопечати, до сих пор популярны в качестве подарка портреты, созданные художниками. А вам приходилось писать по заказу?

– Я работал в этой области, но со временем понял, что нужно что-­то менять. Написать портрет – это не только соблюсти точно все пропорции, здесь важно эмоциональное составляющее. Когда пишешь человека с натуры, ты с ним вживую общаешься, чувствуешь его настроение, внутреннюю энергетику. Но сейчас все заняты, некогда прийти попозировать, поэтому присылают фото, по которому нужно написать портрет. Сделать это сложно, получается, что ты копируешь, переносишь изображение с фото на бумагу, а не создаешь произведение, не видишь человека вживую. Больше всего ценятся художники­-портретисты, которые умеют передавать внутренний характер героя, а при таком подходе это невозможно.

– Вас можно застать за работой на улицах города. Интересно, как на это реагируют прохожие?

– По-разному. В больших городах, где есть немало художников, обращают меньше внимания. Возникают разные ситуации, в том числе и конфликтные, но это единичные случаи.

Интересная реакция у детей. Недавно ездил в Витебск на сессию и в выходной день вышел на пленэр. Мимо проходила группа детей начальных классов, учителя вели их на выставку. Когда шли туда, я только начинал работать, смотрели и удивлялись: «Ого, художник!». А когда через час возвращались обратно, работа у меня была уже почти закончена, дети подошли посмотреть и за­аплодировали.

В Березе люди часто подходили, когда рисовал возле храма Архангела Михаила, потому что они там гуляют, никуда не спешат. Просто подходят, стоят за спиной и смотрят, некоторые начинают что-­то спрашивать. Один раз весь пленэр за мной в рядочек сидели и наблюдали шестеро детей. Возможно, это станет для них каким­-то импульсом в дальнейшем, чтобы заниматься рисованием.

– Посторонние взгляды не мешают работать?

– Привык к этому и научился абстрагироваться, чувствую взгляды, но не отвлекаюсь. Когда впервые собирался идти на пленэр, было страшно, потому что пришлось выходить из зоны комфорта. А сейчас можно хоть на площадь пойти, стать в центре и будет все равно. Когда нужен результат, внутренние барьеры преодолеваешь.

– Возможно ли создавать шедевры, не имея образования?

– Есть художники, у которых дар от природы. Возьмем того же Ван Гога, который не получил художественного образования. Когда посетитель заходит в выставочный зал, мимо каких-то картин он проходит не задерживаясь, а возле некоторых останавливается. Значит здесь у автора получилось уловить и передать ту эмоцию, которая зацепила человека. Высокий академический уровень не делает художником автоматически, для этого нужно призвание. Но за призванием должно следовать профессиональное образование.

Интервью вела Виктория МАЗЮК

Фото Сергея БОБРОВА

Поделиться