«Счастье и печаль постоянства». Профессиональный путь Тамары Мороз — BEREZA.BY

Недавно у Харуки Мураками прочитала: «Профессия изначально должна быть актом любви. И никак не браком по расчету». По-моему, лучше не скажешь. Хотя бывает, конечно, и вариант стерпится – слюбится… Но в этом случае и эффект от работы, как говорят, пятьдесят на пятьдесят. Для героини этой зарисовки Тамары Мороз профессия стала первой и, пожалуй, не меньшей любовью, чем любовь к близким! Делом жизни… Хотя, как утверждает тот же Мураками, дело жизни – это сама жизнь.

Как закаляла юность

Тамара Даниловна Мороз, в недавнем прошлом главный бухгалтер редакции газеты «Маяк», родилась в 1951 году в деревне Ясевичи в многодетной семье. Из восьми детей Данилы Михайловича и Елены Никитичны Трофимовичей выжило шестеро. Тамара была пятая. Четыре сестры и два брата росли работящими и очень дружными; детство, не слишком сытое и полное труда, прошло, как говорят, в тесноте да не в обиде. Поговорка не для красного словца: в доме была всего одна комната и кухня! Отец семейства, мастеровитый человек, пчеловод и столяр, зарабатывал строительством домов землякам. До перестройки собственного дома руки у него так и не дошли. В четырнадцать лет Тамара осталась без отца… Как ни тяжело пришлось Елене Никитичне после смерти мужа, она не впала в отчаяние, да и некогда было: будь сутки вдвое длиннее – и тогда бы заполнила их работой!

– Как мама это выдерживала, как вырастила нас, а потом всех замуж выдала и женила? – и сегодня удивляется Тамара Даниловна. – Никто никогда не видел, чтобы она прилегла или просто присела без работы. А еще на полевые работы в колхоз надо было ходить!

Летом, когда пойдет черника, мы с мамой не вылезали из леса. Не возвращались, пока не наберем большие алюминиевые ведра… Шли домой, когда коров гнали с пастбищ, пешком на Зубачи, а там еще за реку с этими тяжеленными ведрами… Крепкие были, закаленные, на усталость не жаловались.

Им было хорошо всем вместе! Случалось, пели, беззаботно хохотали, радовались друг другу. Мама в недоумении от такой праздности спрашивала: «А шо вы ниц не робите?»

Тамара любила учиться, но в 9-й класс надо было каждый день ездить за семь километров на велосипеде в Селец, а тут еще подружки уговорили поступать в Столинский техникум. Приехали в Столин без родителей, поступили, заселились в общежитие. Началась студенческая жизнь.

– Теперешним молодым не понять, как мы, четырнадцать девчонок, жили в одной комнате и при этом занимались. Готовились к экзаменам кто за столом, кто на подоконнике, кто в углу под лестницей! Осенью нас посылали на уборку картошки, и мы создавали свой запас на зиму. Стипендия была 20 рублей, денег из дома мне, конечно, не присылали. Спасибо, мама давала продукты. Завтрак в студенческой столовой стоил 11 копеек. И, слава богу, были сыты! Даже умудрялись с девчонками сэкономить со стипендии на ткани – какие-то платья шили: хотелось одеться.

Быстро промчались три года, и юный бухгалтер сельскохозяйственного производства прибыла в Березовский райисполком по распределению, откуда и была направлена в Малеч завхозом-счетоводом детского сада. Сестра Женя подвозила до Лукомера велосипедом, а остаток пути Тамара проделывала на автобусе. Конечно, такая жизнь напрягала, да и работа не приносила удовлетворения, но, главное, девушке хотелось работать по специальности бухгалтером. Через месяц она наткнулась на объявление в районной газете: в редакцию требовался бухгалтер на замену декретного отпуска. С замиранием сердца позвонила…

Как временное обернулось постоянным

Что сыграло роль в выборе редактора Алексея Егоровича Климова, Тамара Даниловна и сегодня может только предполагать. Возможно, то, что бухгалтер Клавдия Банных, отлично себя зарекомендовавшая в «Маяке коммунизма», на чье место пришла девятнадцатилетняя Тамара, тоже была выпускницей Столинского техникума… Как бы то ни было, 10 сентября 1970 года в районку пришел новый (временный) бухгалтер. Журналисты, в основном мужчины, – Евгений Селеня, Федор Колесникович, фотокор Петр Бурин и другие – были значительно старше, но не возраст и стаж стали причиной того пиетета, с которыми Тамара Даниловна на протяжении всего своего трудового пути относилась к творческим работникам. С первых дней в редакции ее заворожила особая атмосфера творчества и позитива. Наблюдательная и умная, Тамара шестым чувством поняла, что люди, с которыми ей суждено работать, особенные, во многом «незаземленные», как бы устремленные ввысь… А когда Клавдия Банных по семейным обстоятельствам не вышла из декретного отпуска, молодой главбух, которая пришлась «ко двору» в газете, осталась. Как оказалось, на сорок шесть лет!

– Если бы кто-то сказал мне тогда, что я проработаю в редакции всю жизнь, не поверила бы… Мне очень повезло с работой, с коллективом. Люди были замечательные, талантливые, дружные. Я шла на работу как на праздник. Это была моя вторая семья. Случалось, муж даже ревновал меня к работе. Время было какое-то светлое, и не только потому, что были молодыми…

Как стала профи

Каждый, кому посчастливилось работать с Тамарой Даниловной, подтвердит: характер у нее твердый, авторитет непререкаемый – при всей доброжелательности и внешней деликатности. С ней считались, ее уважали, руководители советовались с ней, а в споре, случалось, с трудом подбирали аргументы. Придя в редакцию, она не знала, как составлять баланс, не говоря о других премудростях… Но всему научилась, потому что хотела научиться. Ответственность имела огромную. Никогда не считалась со временем – часто, не афишируя, брала работу домой. Стала с годами асом, и к ней за советом обращались коллеги из других районок. Сейчас сказали бы: вела мастер-классы! Областное управление советовалось с ней, привлекало к проверкам и учебам. В одном лице была и главным, и рядовым бухгалтером, и кадровиком. В те времена у газеты был огромный авторский актив – до девяноста человек! Надо было насчитывать и рассылать почтовыми переводами гонорары внештатникам, как их называли тогда, рабселькорам. Когда завотделом писем Людмила Гилева собирала со всего района людей в редакцию на совещание, главбух выплачивала каждому проездные – по рублю на человека.

Как уживались семья и работа

Внешне яркая, привлекательная и изящная, Тамара нравилась противоположному полу. Кто-то из коллег, возможно, был даже втайне влюблен в нее! Но избранника она нашла далеко от «Маяка». Точнее, он сам нашелся. Степан Мороз родом из Порослово, познакомился с будущей женой, можно сказать, на рабочем месте – на территории ПМК-3, где работал в электроцехе. Тамара пришла к работавшей там сестре. И он, и она деревенские, выросшие без отцов, привыкшие с детства к любой работе, максималисты, в чем-то они были неуловимо схожи и сразу почувствовали обоюдную симпатию. Их союз оказался удачным и длительным. Сорок шесть лет прожили вместе, вырастили двух замечательных дружных сыновей – Вадима и Сергея, поддерживали друг друга в горе, когда теряли близких, радовались рождению внучек и внуков (их у Тамары Даниловны шестеро – по трое у каждого сына). Счастье, когда ваша половинка видит в вас не только свою собственность, но и уважает вас как личность, как специалиста и чем может старается облегчить вашу жизнь. Степан Степанович хоть и ворчал порой, что жена так фанатично предана «Маяку», но, будучи неутомимым тружеником, хорошо понимал ее и помогал во всем. Сам он всю жизнь был опорой своей матери (другие дети разъехались), обрабатывал немалый надел земли в деревне, держал то кабанов, то кроликов, то уток, был электромонтером, строителем, ремонтировал обувь, ловко плел кошики и корзинки, построил дома обоим сыновьям. Второй год, как его нет, а Тамара Даниловна все еще хватается за телефон, чтобы позвонить мужу, или ждет его возвращения из деревни…

Как уходила с работы и что было потом

Тамара Даниловна Мороз работала главбухом в «Маяке» почти до шестидесяти пяти лет.

Уходила внешне легко, мол, хватит, скоро полвека, как я здесь деньги считаю! На деле легкости не случилось – внутренне она не была готова к резкой перемене в жизни. Навалились пустые будни, от грустных мыслей не спасали ни деревня, ни внуки, ни домашние хлопоты. Тамара Даниловна серьезно заболела. Маяковцы не оставили ее в несчастье, навещали в больнице, поддерживали. Главной опорой были близкие.

Тамара Даниловна поправилась, но скоро опять заболела… Врачи вынесли вердикт: прогрессирующая болезнь сердца, требующая сложнейшей операции. В декабре 2018 года замечательные минские кардиологи на свой страх и риск прооперировали ее. Никто ничего не гарантировал и не обещал. Но все так любили Тамару Даниловну, так желали ей выздоровления, что оно случилось! Полтора месяца в реанимации, еще полтора месяца восстановления в отделении интенсивной терапии. Приехавшая в Минск сестра Евгения учила ее ходить. Да что ходить – приходилось заново учиться жить! Больше всех переживал и радовался за супругу Степан Степанович.

 – Я благодарна судьбе за то, что столько лет проработала в нашем «Маяке» рядом с замечательными людьми, настоящими профессионалами. Горжусь, что вместе с коллективом вносила свою лепту в то, чтобы сделать нашу газету лучшей!.. Мир уже другой, и газета другая. Так, наверное, и должно быть. Новому поколению маяковцев желаю так же, как мы когда-то, любить и ценить славные традиции нашего издания, уважать читателей и работать для них с полной отдачей. Ну, а я не одна – рядом любимые дети и внуки. Жизнь продолжается…

Маргарита ГОРОВАЯ

Фото Сергея БОБРОВА

Подписывайтесь на нас в Telegram!

Поделиться